Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Норильск
24 октября, вс
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Норильск
24 октября, вс

400 граммов хлеба и работа без продыху

16 апреля 2021
15

«Заполярье» продолжает цикл материалов, посвященных Дню Победы. Мы расскажем подлинные истории норильчан, видевших Великую Отечественную своими глазами, тех, кто помнит тот самый май – теплый, радостный, горький. Ветераны, те, кто ковал Победу в тылу, дети войны – их воспоминания в наши дни, без преувеличения, становятся драгоценностями. Сегодня наш рассказ о Евдокии Сергеевне Солдатовой.

Евдокия Сергеевна живет в центре соцобслуживания «Норильский» Фото: Виктор ИВАНОВ

Пропал без вести

По норильчанке Евдокии Солдатовой и не скажешь, что ей 94 года. Память у нее острая – дай бог каждому в такие годы. А еще Евдокия Сергеевна очень искренне и светло улыбается и смущается, когда спрашиваешь, красиво ли за ней ухаживал муж, любил ли, любила ли она… И это несмотря на то, что жизнь ей досталась тяжелая, - война, голод, горе.

Родилась Дуся на Алтае, в Шарчинском районе в большой семье Богомяковых. Ребятишек было четверо, но мать Евдокии последние роды не вынесла и погибла вместе с младенцем. Сергей Платонович, отец Дуни, остался один с тремя детьми. После смерти матери погоревал и нашел другую женщину. У той – дочь.

Но мачеха детей от предыдущего брака невзлюбила, да так издевалась, что соседи нажаловались отцу, – дескать, ты посмотри, Сергей, она же их изводит. Сергей Платонович долго думать не стал – разошелся с ней и стал с детьми жить один. А тут война пришла, его призвали на фронт. Ребятишки мал мала меньше остались одни.

- Мы с братом в колхозе работали – пасли скотину. 12 лет мне было, - вспоминает Евдокия Сергеевна, - там в колхозе-то иногда удавалось с подсолнуха немного семечек добыть, чтобы поесть. Но, конечно, этого было мало. А так… выдавали нам по 400 граммов хлеба на день. Получишь их и пока домой идешь, думаешь: «Отщипну крошечку». Вот и весь съешь так.

От отца сначала приходили письма – простые солдатские треугольники. Дети их ждали пуще всего. Он писал, что попал служить под Ленинград (воинская часть - 22сп (стрелковый полк), согласно архивам минобороны России – прим.Ред.). Служил как все, а поскольку мужчина Сергей Платонович был рукастый, сапожник хороший, заодно бойцам и обувь чинил. Под Ленинградом его ранило в спину, после этого попал в эвакуационный госпиталь в области. А потом письма прекратились… Потому и Победу Евдокии Солдатовой вспоминать тяжело – до сих пор слезы на глазах, хотя прошло уже 76 лет.

- Как в воду канул, - вздыхает Евдокия Сергеевна. – Мы уж как ждали его… Когда объявили, что Победа, в наш район начали один за другим грузовики с вернувшимися бойцами приходить – много машин было. Они же все открытые были… И мы каждую такую машину встречали, бежали с братом и сестрой за ними, кричали: «Папа». У бойцов спрашивали – есть такой-то. Нет, папа так и не вернулся.

Несмотря на преклонный возраст, на память баба Дуся не жалуется, рассказывает обо всем подробно Фото: Виктор ИВАНОВ

Каша из манки

После войны Евдокия переехала в Томск к тете по отцу. Там устроилась на работу на мукомольный завод. Там тоже было не сладко, хоть и война уже кончилась, но голод был повсеместно. Как-то с голодухи Дуся сыпанула себе в карман полстакана манки, чтобы дома ее сварить и съесть.

- А у нас была охранница одна очень злющая, все знали, что при ней ничего брать нельзя – посадит сразу, - продолжает Евдокия Сергеевна. - Ну, и подхожу я к проходной – там ощупывают, чтобы никто ничего не выносил – она хоп за карман: «Это что у тебя?!» Я сказала – манка, каши сварить. Она: «Вот я тебе каши сварю сейчас». И директору позвонила, Поликарпу Олеговичу Машуре, тот сказал – меня задержать. Потом Машура со мной отдельно разговаривал, - мол, заработала срок, манку эту смерили – стакана не было. В общем, плакала я так, что пожалел он меня. Сейчас нет уже его в живых, но спасибо ему и вечная память. А то конец бы мне.

- А как в Норильск попали?

- Это уже в 50-х. Я приехала к сестре и ее мужу, они как раз в Норильске жили, у них уж дети пошли. Позвали меня к себе – жить тут и работать. Вот приехала и устроилась на железную дорогу, там мужа встретила, - говорит Евдокия Сергеевна.

С Иваном Солдатовым она познакомилась, как только на берег ступила – добиралась водным путем. А Ивана направили от железной дороги встречать новеньких работниц. Евдокия Сергеевна говорит – была любовь с первого взгляда и на всю жизнь.

- Хороший муж мне достался – любил, уважал. Больше 30 лет мы с ним прожили, детей родили. Правда, первые двое у нас погибли (девочка и мальчик), а потом трое сыновей – Боря, Сережа и Саша. Сейчас только Борис у меня остался, остальные умерли. Борис в Красноярске живет, он и сам на пенсии уже, а я тут с внучкой, - говорит Евдокия Солдатова. Внучка в отпуск уезжает, меня в центр социального обслуживания определяет. Тут неплохо, но я домой очень хочу. Дома мне лучше… Вот такая жизнь нам досталась непростая.