Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Норильск
16 октября, сб
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Норильск
16 октября, сб

От разрухи – к изменениям: когда в больнице Оганера начнут делать ремонт и запустят лифты

11 марта 2021
73

О проблемах Норильской межрайонной больницы №1 в Оганере и врачи, и пациенты знают не понаслышке: с момента постройки здание ни разу не «капиталили», текучка кадров, жалобы. За четыре предыдущих месяца новому руководителю Наталье Морозовой пришлось решать и финансовые, и организационные и личностные вопросы – проблем в самой северной больнице края накопилось предостаточно. Что сегодня происходит в оганерской больнице, удалось ли что-то поменять, и каким видит будущее «Оганера» его коллектив?

«Дорообо дано, я Наталья»

До назначения в Норильск Наталья Морозова 20 лет возглавляла Таймырскую межрайонную больницу в Дудинке. На Север переехала из Новосибирска, где окончила медакадемию. Говорит, была возможность заниматься наукой, но жизнь по-другому повернула – мужу предложили место в Дудинке, и она отправилась за ним. В больницу попала в самый разгар забастовки врачей: 90-е – то еще времечко, медикам не платили, либо платили с перебоями. Так что пришлось туго.

- Не скажу, что в коллектив я сразу вошла. Характер у меня прямолинейный, иногда даже дерзкий, - откровенничает Наталья Юрьевна, - но со временем мы с коллективом стали одним организмом. За годы работы где только не была, весь Таймыр изъездила (в 2014-м к больнице присоединили Дксоновское и Караульское поселения, до этого – детскую больницу, роддом – прим. Ред.) – и на «Кречетах», и на катерах. Пришлось даже подучить язык коренных народов севера. Приезжаю. Вхожу в дом и сразу на долганском: «Дорообо дано, я Наталья» - это располагает людей. В какой-то момент в коллективе даже мамой стали называть, потому что знали – если прийти с бедой, все, что зависит от меня, расшибусь, но сделаю.

Наталья Морозова Фото: личный архив героя публикации

Больница в Дудинке при Морозовой разрослась и стала процветать – без натяжки: удавалось на 100% укомплектовать штат медиков, в том числе и узкими специалистами, привлекать дополнительные средства, осваивать и внедрять новейшие методики оперирования и лечения, отправлять врачей на обучение. Медиков больница за свой счет отправляла на отдых – 500 000 рублей ежегодно на это выделялось… Ну, и, конечно, больничное хозяйство в Дудинке не в пример лучше – ремонт, мебель, медоборудование.

Долги и разруха

В краевом минздраве Наталью Морозову характеризуют как опытного управленца, настоящего кризис-менеджера. О проблемах больницы в крае хорошо знают, потому и решили «силовика» от медицины перебросить сюда – реанимировать больницу и даже больше – сделать лучшей, ведь жители Норильска, города, который на-гора выдает миллионы долларов в год, именно лучшего и заслуживают. Что происходит на деле?

- С начала ноября я начала работать в Норильске. Сложно. Но теперь это моя новая семья – так коллектив воспринимаю, и он тут очень сильный, поверьте, и даже уникальный. Но на момент моего назначения кредиторская задолженность больницы составляла просто астрономическую сумму. Больница не разу за 2017, 2018, 2019 и 20-й годы не выполнила плановых показателей (индикаторы, рекомендованные минздравом России, ФСС и ВОЗ – прим.ред.), поэтому изменения назрели, - говорит Наталья Морозова. - Почему такое произошло – возможно, проблема в менеджменте, но главное, считаю, в том, что не были заведены технологии, а значит, самостоятельно зарабатывать на услугах больница не могла.

По словам главврача, за 2020 год в больнице не провели не одной экстренной эндоскопической операции. Для примера: аппендэктомия (удаление аппендикса) типичным методом, при котором останется шрам на теле, стоит в рамках ОМС 35 тысяч рублей, эндоскопическая – около 110 тысяч рублей. Вот такую разницу на операциях и теряла больница. Плохо и пациентам: одно дело – ходить всю жизнь со шрамом на животе, другое – без.

Можем работать!

- Отсутствие замены оборудования, проектов на текущие и капитальные ремонты, стыдно сказать - лампочек в отделениях и унитазов в туалетах. 26 лет зданию – оконные деревянные рамы стоят, покраска со времен постройки, лифты надо чинить – на каждый проектно-сметная документация нужна, кухонное оборудование изношено донельзя. Поразило отсутствие эпидбезопасности Так что тут непаханое поле, где нужно все приводить в соответствие нормам, - продолжает Морозова. – Что касается зарплат санитарок, и именно это стало поводом для обсуждения дел в больницы в соцсетях, действительно был понижен стимулирующий балл с 60 до 40. И сделала это не я, а предыдущий руководитель, который понимал, что крах наступает. Сейчас за январь по плановым показателям мы сработали на 76%, за февраль – 95%. Значит, мы можем работать и хорошо зарабатывать, и коллектив понимает, что надо вводить технологии. И идет на контакт. Я тоже к нему открыта всегда.

Неработающие лифты - одна из главных "достопримечательностей", но это не надолго Фото: Виктор ИВАНОВ

От слов – к делу!

Больница рассчитывает на помощь краевого минздрава – уже обратились и за финансовой поддержкой и за организационной и образовательной. Первая группа сотрудников направлена перенимать опыт у Красноярской краевой больницы, за ней будет направлена следующая: перенимают опыт работы приемного отделения, хирургического блока, организацию медицинской безопасности, бережливого производства. К сентябрю главврач уже рассчитывает на изменения качественного состояния.

- Бюджет пока скромный, но мы уже выделили деньги на приобретение компьютеров – переходим на программу «ПроМед», просчитываем ремонт приемного отделения, изменение центрального входа, объявили конкурс по созданию логотипа больницы – он появится на медицинской одежде. Больница у нас мощнейшая, и я хочу, чтобы слова: «Я работаю в «первой» наши сотрудники произносили с гордостью, - делится планами главврач. Уже запланированы средства на ремонт лифтов и замену окон. И самое главное – будет продолжена работа с краем, будут дальше внедряться современные технологии. Это значит, в Норильске будет интересно и перспективно работать и профессионалам, и начинающим докторам. К слову сказать, у нас действует муниципальная программа – 500 тыс. подъёмных прибывшим специалистам, и краевая губернаторская программа. Это когда представителям наиболее дефицитных специальностей - реаниматологи, травматологи, хирурги - выплачивается 1 млн 800 руб. По этой программе в прошлом году к нам приехали эндоваскулярные хирурги, анестезиолог-реаниматолог. И с большим нетерпением ожидаем медицинскую семью – рентгенхирурга и неонатолога. И в перинатальный цент тоже должны приехать детский неонатолог и реаниматолога. Пригласили травматолога, который владеет методиками эндопротезирования. И вот, пользуясь случаем – ищем и приглашаем к нам оперирующего офтальмолога. Но на все нужно время. Дайте хотя бы год, чтобы увидеть все эти изменения!

МНЕНИЕ

Вероника, санитарка Норильской межрайонной больницы №1 (попросила изменить имя):

- Сокращения заработной платы в коллективе начались задолго до назначения Морозовой главврачом. Примерно год уже мы получаем меньше, чем раньше. Я получала 53 000 раньше, 48 000 отдавала за ипотеку, остальное – на жизнь – затянув пояса, старалась свести дебет с кредитом. Вот уже год кредит выплачивать не могу с зарплаты – пошла на подработки. Не знаю, откуда этот хейт, но не думаю, что сокращение зарплаты – инициатива Морозовой. О ней как о руководителе нам пока рано говорить – время покажет.